Законность аудиозаписи разговора

запись: вести или не вести?

Законность аудиозаписи разговора

Проблема, связанная с ведением аудиозаписи переговоров между контрагентами по договору, или иными лицами, когда разговор не затрагивает вопросов частной жизни оппонентов (то есть так называемых деловых переговоров), является весьма актуальной в наше время, особенно когда речь идет о представлении такой аудиозаписи в суд в качестве доказательства по делу.

На практике возникает вопрос о возможности ведения аудиозаписи таких переговоров без истребования согласия одной из сторон переговоров, желающей вести запись у другой стороны (своего собеседника по переговорам). Почему данный вопрос возникает и с чем он связан?  И, собственно, будет ли нарушением запись переговоров без согласия собеседника?

Для начала необходимо выяснить, что понимается в законодательстве под аудиозаписью и есть ли легальное определение этого понятия.

С принятием ГПК РФ аудиозапись была признана в качестве отдельного вида доказательства в числе других законных средств доказывания по гражданским делам (ст. 55 ГПК РФ). 

записи признаются в качестве доказательств не только в гражданском, но и в арбитражном процессе (ст. 64 АПК РФ), уголовном (ст. 84 УПК РФ) и административном судопроизводстве. В моей статье речь пойдет только о гражданском и арбитражном процессах. 

В ГПК РФ об аудиозаписях говорится в разных правовых контекстах (это и аудиозапись судебного заседания лицами, участвующими в деле, и лицами, присутствующими в судебном заседании; аудиозапись хода судебного заседания секретарем судебного заседания). 

Однако в рамках данной статьи нас интересует статья 77 ГПК РФ, которая рассматривает аудиозапись, прежде всего, как доказательства фактов материально-правого характера, входящих в предмет доказывания по делу. Соответственно, эти записи осуществляются вне рамок гражданского процесса.

В ГПК РФ, равно как и в других законодательных актах, не раскрывается содержания собственно понятий «аудиозаписи», однако в этом есть необходимость, в первую очередь, на мой взгляд, с практической точки зрения. 

В общем значении, безотносительно к судебному доказыванию, содержание этого понятия в теории (В.В. Молчанов) определяется следующим образом.

запись – это материальный носитель, содержащий звуковую информацию, зафиксированную любым способом аудиозаписи. 

А теперь перейдем к проблеме ведения аудиозаписи переговоров одним из контрагентов. 

Вопрос о возможности ведения аудиозаписи разговора (безотносительно его содержания) возникает по вполне обоснованным причинам. Это связано с соблюдением гарантированных Конституцией Российской Федерации прав граждан при осуществлении таких записей: право граждан на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени (ст. 23 Конституции).

В силу ч. 1 ст. 24 Конституции сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются.

Данные конституционные положения отражены в Федеральном законе «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» от 27.07.2006 № 149-ФЗ, согласно п. 8 ст.

9 которого запрещается требовать от гражданина (физического лица) предоставления информации о его частной жизни, в том числе информации, составляющей личную или семейную тайну, и получать такую информацию помимо воли гражданина (физического лица), если иное не предусмотрено федеральными законами.

Законодательство не дает определения понятию частной жизни. 

Неисчерпывающий перечень информации о частной жизни гражданина перечислен в п. 1 ст. 152.2. Гражданского кодекса Российской Федерации:

Если иное прямо не предусмотрено законом, не допускаются без согласия гражданина сбор, хранение, распространение и использование любой информации о его частной жизни, в частности сведений о его происхождении, о месте его пребывания или жительства, о личной и семейной жизни.

Конституционный Суд Российской Федерации не раз давал толкование понятию «частная жизнь».

Согласно позиции Конституционного Суда, в понятие «частная жизнь» включается та область жизнедеятельности человека, которая относится к отдельному лицу, касается только его и не подлежит контролю со стороны общества и государства, если носит непротивоправный характер.

Соответственно, лишь само лицо вправе определить, какие именно сведения, имеющие отношение к его частной жизни, должны оставаться в тайне, а потому и сбор, хранение, использование и распространение такой информации, не доверенной никому, не допускается без согласия данного лица, как того требует Конституция Российской Федерации. (Определения Конституционного Суда Российской Федерации от 9 июня 2005 года N 248-О, от 26 января 2010 года N 158-О-О и от 27 мая 2010 года N 644-О-О, от 28 июня 2012 года № 1253-О). 

Как отмечает В.В. Молчанов в «Основах теории доказательств в гражданском процессуальном праве», принято считать, что частная жизнь охватывает круг неформального общения, вынужденные связи (с адвокатами, врачами, нотариусами и т.д.), собственно внутренний мир человека (личные переживания, убеждения, быт, досуг, хобби, домашний уклад, симпатии), семейные связи, религиозные убеждения. 

Что же касается личной и семейной тайны, то лишь в Семейном кодексе Российской Федерации содержится указание на такой вид семейной тайны, как тайна усыновления (удочерения) ребенка. 

В теории права к личным (никому не доверенным) тайнам относятся: тайна творчества и общения, тайна семейных и интимных взаимоотношений, тайна жилища, дневников, личных бумаг, тайна почтово-телеграфной корреспонденции и телефонных переговоров (Петрухин И.Л. Личные тайны: человек и власть. М., 1998, С. 15.).

Таким образом, запрет на сбор, хранение, использование и распространение информации о лице без его согласия касается исключительно информации о частной жизни этого лица. Данный вывод также следует из норм об ответственности за нарушение данного запрета (137 УК РФ).

Точку в данном вопросе поставил Верховный Суд в своем Определении от 6 декабря 2016 г. N 35-КГ16-18, признав право на использование материалов скрытой аудиозаписи в качестве доказательства в гражданско-правовом споре, и тем самым, саму возможность ведения аудиозаписи разговора одним из контрагентов без согласия другого.

Суть дела, рассмотренного Верховным Судом в качестве кассационной инстанции, сводится к следующему:

Е обратилась в суд с иском к Р.И. и Е.С. о взыскании сумм по договору займа.

Истица представила суду аудиозаписи телефонных переговоров между ней и Е.С., в которых также участвовал Р.И., и расшифровки данных аудиозаписей, которые были приобщены к материалам дела.

Признавая долг по названному договору займа общим обязательством ответчиков, состоявших в браке на момент заключения этого договора с истицей, суд сослался на представленную Е аудиозапись ее телефонных переговоров с Р.И. и Е.С., подтверждающую, что заем был предоставлен Р.И. с согласия супруги и на общие нужды семьи (для совместно осуществляемой ими предпринимательской деятельности).

Отменяя решение суда первой инстанции, суд апелляционной инстанции сослался на то, что истцом не представлено доказательств, подтверждающих предоставление истицей займа на общие нужды семьи.

При этом суд указал, что представленная истицей аудиозапись телефонных переговоров является недопустимым доказательством, поскольку была получена без согласия Е.С.

и в нарушение норм процессуального права о представлении таких доказательств.

Верховный Суд с такими выводами суда апелляционной инстанции не согласился, указал следующее: 

В соответствии с частью 1 статьи 55 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела. Эти сведения могут быть получены из объяснений сторон и третьих лиц, показаний свидетелей, письменных и вещественных доказательств, аудио- и видеозаписей, заключений экспертов.

Лицо, представляющее аудиозаписи на электронном или ином носителе либо ходатайствующее об их истребовании, обязано указать, когда, кем и в каких условиях осуществлялись записи (статья 77 названного кодекса).

Таким образом, аудиозаписи отнесены Гражданским процессуальным кодексом Российской Федерации к самостоятельным средствам доказывания, в связи с чем истица в обоснование того, что денежные средства по договору займа предоставлялись на общие нужды супругов, вправе ссылаться на аудиозапись беседы с ними.

При этом истицей суду были представлены исчерпывающие сведения о том, когда, кем и в каких условиях осуществлялись записи, а Е.С. не оспаривала их достоверность и подтвердила факт телефонных переговоров с Е.

Исходя из изложенного, вывод суда апелляционной инстанции о том, что представленные истицей аудиозаписи не соответствуют требованиям о допустимости доказательств, не основан на законе.

В обоснование недопустимости аудиозаписи телефонного разговора суд сослался на пункт 8 статьи 9 Федерального закона от 27 июля 2006 г.

N 149-ФЗ “Об информации, информационных технологиях и защите информации”, согласно которому запрещается требовать от гражданина (физического лица) предоставления информации о его частной жизни, в том числе информации, составляющей личную или семейную тайну, и получать такую информацию помимо воли гражданина (физического лица), если иное не предусмотрено федеральными законами.

По мнению апелляционной инстанции, запись разговора между истицей и ответчицей была сделана первой без уведомления о фиксации разговора, а потому такая информация получена помимо воли Е.С., что недопустимо в силу вышеприведенной нормы закона.

При этом не было учтено, что запись телефонного разговора была произведена одним из лиц, участвовавших в этом разговоре, и касалась обстоятельств, связанных с договорными отношениями между сторонами. В связи с этим запрет на фиксацию такой информации на указанный случай не распространяется.

Практическую ценность данной позиции Верховного Суда трудно переоценить.

Иногда аудиозапись делового разговора является единственным доказательством по делу (обычно это происходит, когда стороны правоотношений находятся в доверительных отношениях и не видят смысла в закреплении своих обязательств на бумаге), подтверждающим требования истца, отсутствие которого приводит к принятию судом неправильного, несправедливого решения, хотя и процессуально, как кажется на первый взгляд, правомерного (нет допустимых доказательств – нет и обстоятельств, на которые ссылается сторона в подтверждение своих требований).

 В таких ситуациях добросовестная сторона страдает от действий недобросовестной, пользующейся отсутствием письменных или материальных доказательств (так называемых, традиционных доказательств) и отказывающейся от исполнения взятых на себя обязательств. Поэтому аудиозапись, полученная без согласия злоупотребляющего своим правом контрагента, является единственным способом в достижении справедливости, и, как признал Верховный Суд, допустимым доказательством по делу.

Источник: https://zakon.ru/blog/2017/9/27/audiozapis_vesti_ili_ne_vesti

– и видеодоказательства в трудовых спорах

Законность аудиозаписи разговора

В конфликтных ситуациях сотрудники и работодатели в качестве доказательств своей правоты часто ссылаются на аудио- и видеозаписи. Вот только суды далеко не всегда принимают их во внимание.

Как узаконить эти доказательства? Как подтвердить, что ведение видеозаписи не нарушало права работника? Нужно ли делать расшифровку аудиозаписи? Как составить ходатайство о приобщении записи к материалам дела? В статье мы дадим исчерпывающие ответы и на эти и другие не менее важные вопросы.

В судебном споре все средства доказывания хороши. Основная задача стороны – отстоять свою позицию и добиться, чтобы ее принял суд. Но не каждый аргумент и не каждое доказательство могут считаться допустимым. Разберемся, принимают ли суды аудио- и видеозаписи, которые им представляет сотрудник или работодатель. Узнаем, на каком носителе приобщать их в материалы дела.

Не сложно представить ситуацию, когда сотрудник и работодатель оказались по разные стороны баррикад и дело дошло до суда. Каждый будет пытаться любыми способами доказать свою правоту и убедить судью, что именно он прав в спорной ситуации.

И нередко стороны в доказательство неправомерного поведения второй стороны приносят в суд аудио- и видеозаписи.

Работодатели устанавливают камеры видеонаблюдения в офисных и рабочих помещениях, а работники, когда дело «пахнет жареным» (конфликтом), не выпускают из рук телефоны, тщательно фиксируя на диктофон все разговоры.

Но судебные органы обязаны руководствоваться не только словами и объяснениями сторон или свидетелей, но и иными доказательствами, которые помогут установить фактические обстоятельства дела. Поэтому необходимо разобраться, будут ли к числу таких доказательств относиться аудио- и видеозаписи. Выясним, какие требования имеются к таким записям, чтобы их можно было предъявить в суд.

Согласно абз. 1 ч. 1 ст.

 55 ГПК РФ, доказательства – это полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела. Эти сведения могут быть получены из объяснений сторон и третьих лиц, показаний свидетелей, письменных и вещественных доказательств, аудио- и видеозаписей, заключений экспертов (абз. 2 ч. 1 ст. 55 ГПК РФ).

Таким образом, закон позволяет сторонам конфликта доказывать свою позицию, в том числе с помощью аудио- и видеозаписей.

Если сотрудник или работодатель планируют предъявить в суд такую запись, следует заранее уточнить, есть ли в суде возможность прослушивания или просмотра записи.

На практике может не оказаться необходимого ноутбука или телевизора. В этом случае стороне желательно самостоятельно позаботиться о предоставлении средства связи.

Лицо, которое направляет в суд аудио- и (или) видеозапись на электронном или ином носителе, обязано указать, когда, кем и в каких условиях осуществлялась запись (ст. 77 ГПК РФ).

Судебная практика

Суд исключил из состава доказательств представленную аудиозапись переговоров истицы с ответчиком, поскольку не было указано, когда, кем и в каких условиях осуществлялась запись.

Доказательств законности получения данной аудиозаписи также не имеется. Таким образом, аудиозапись разговора сторон не отвечала требованиям положений ст.

 77 ГПК РФ (апелляционное определение Московского городского суда от 22.08.2016 по делу № 33-29583/2016).

В другом деле истица пыталась доказать принуждение к увольнению по собственному желанию и просила суд приобщить стенограмму аудиозаписи служебного разговора между ней и руководителем. Суд отказал в ее просьбе и указал, что запись велась с нарушением ст. 23, 24 Конституции РФ, а также ст. 77 ГПК РФ.

Видно, что запись не содержит информации, из которой можно было бы установить время, место и условия, при которых она осуществлялась, сведения о выполнявшем ее лице.

Кроме того, суд отметил, что для всестороннего и полного исследования доказательств, установления фактических обстоятельств и правильного применения законодательства, суд самостоятельно определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, оценивает допустимость и относимость представленных доказательств (апелляционное определение Московского городского суда от 30.07.2015 по делу № 33-26927/15).

Как видите, суд довольно строг в отношении такого рода доказательств. Если во время записи не были соблюдены требования закона к порядку оформления записи, то она может быть исключена из числа доказательств по делу. В этом случае сотрудник или работодатель уже не смогут ссылаться на разговор на пленке.

Следует обратить внимание на нормы Конституции РФ, на которые в одном из указанных дел ссылался суд. Согласно ч. 2 ст. 23 Конституции РФ, каждый имеет право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений.

Ограничение этого права допускается только на основании судебного решения. А в ч. 1 ст. 24 Конституции РФ отмечено, что сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются.

Указанные требования закона защищают граждан от незаконного вторжения в их частную жизнь, обнародования личной переписки и незаконной слежки.

Давайте разберемся, можно ли установить в офисе организации скрытые камеры видеонаблюдения.

Если не уведомить сотрудников о том, что за ними ведется видеонаблюдение, это можно считать негласным получением информации. Согласно ч. 6 ст. 6 Федерального закона от 12.08.

1995 № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» (далее – Закон об ОРД), запрещено использование технических средств, предназначенных для негласного получения информации, не уполномоченными на то физическими и юридическими лицами. Такое право предоставляется только оперативным подразделениям госорганов, наделенных полномочиями законом (ст. 1 Закона об ОРД).

Компании не относятся к числу лиц, которым разрешается вести скрытое видеонаблюдение. Поэтому слежка за сотрудниками будет вне закона. Записи, полученные подобным образом, нельзя будет использовать в суде в качестве доказательств.

наблюдение в офисе

Как узаконить видеозапись, чтобы в дальнейшем можно было ее использовать в качестве доказательства в суде? Работодателю следует предпринять следующие действия (Схема 1):

1) издать приказ о введении системы видеонаблюдения в компании с указанием даты начала эксплуатации видеокамер. Приказ можно оформить в произвольной форме (Пример 1);

2) получить от работников в письменном виде согласие на ведение видеосъемки (Пример 2);

3) разработать и утвердить отдельный локальный нормативный акт (например, Положение о системе видеонаблюдения в организации), в котором определить, где ведется видеозапись, время съемки (например, с 09.00 до 18.00), цель установления камер, сроки хранения видеозаписей, в каком порядке они подлежат уничтожению;

4) внести изменения в Правила внутреннего трудового распорядка (ПВТР) (Пример 3) и Положение о персональных данных, в последнем необходимо прописать, что в качестве одного из способов получения персональных данных будет видеозапись с рабочего места (Пример 4);

5) ознакомить всех сотрудников под подпись с документами, в которых зафиксированы правила видеосъемки. Ведь помимо общего понимания нововведений, сотрудники должны быть ознакомлены под подпись с документами работодателя, которые устанавливают порядок обработки персональных данных, а также об их правах и обязанностях в этой области (п. 8 ч. 1 ст. 86 ТК РФ);

6) также рекомендуется подписать с работниками соглашения об изменении трудовых договоров, включив пункт о том, что рабочее место сотрудника находится под видеонаблюдением (Пример 5);

7) в служебных помещениях желательно установить таблички «Ведется видеонаблюдение», ведь кроме сотрудников организацию могут посещать клиенты, партнеры и другие гости, которые не знают о том, что в помещении камеры.

То есть работодатель обязан не только уведомить сотрудников об установке камер видеонаблюдения в офисе, но и получить их письменное согласие.

Обратите внимание: компания должна назначить лиц, ответственных за установку и функционирование системы видеонаблюдения, а также за получение, просмотр, хранение и ликвидацию видеозаписей, то есть дать им доступ к персональным данным сотрудников (абз. 6 ч. 1 ст. 88 ТК РФ). Это отмечается в приказе о введении системы видеонаблюдения (Пример 1), а также в Положении о системе видеонаблюдения и Положении о персональных данных. Желательно указать только должности таких работников, чтобы каждый…

Источник: https://delo-press.ru/journals/law/trudovoe-zakonodatelstvo/47775-audio-i-videodokazatelstva-v-trudovykh-sporakh/

Я тебе не скажу, но я тебя пишу: когда аудиозапись переговоров может стать доказательством в суде?

Законность аудиозаписи разговора

Многие сталкивались со случаями, когда для подтверждения определенных обстоятельств и фактов недостаточно каких-либо документов или других доказательств, а порой их и вовсе нет. И во многих таких случаях осуществление аудиозаписи разговора с другим лицом предоставляло бы выход из сложившейся ситуации.

Однако, как правило, подобные записи если и осуществляются, то без уведомления и получения разрешения со стороны собеседника.

В связи с этим возникают вопросы: насколько подобные действия правомерны, как и для чего можно воспользоваться аудиозаписью, полученной без уведомления и разрешения собеседника, в дальнейшем? Читайте об этом в материале «ЭЖ».

Современное отечественное законодательство не содержит единой нормативной базы, детально регламентирующей все аспекты правового режима записи разговоров. Существуют лишь отдельные правовые нормы, построенные по принципу перечисления ограничений и запретов, и немногочисленная судебная практика.

Правомерность осуществления звукозаписи всегда оценивается с позиции соблюдения провозглашенного Конституцией РФ права на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну. Под этим правом подразумевается предоставленная человеку и гарантированная государством возможность контролировать информацию о самом себе, препятствовать разглашению сведений личного, интимного характера.

Так, Конституция РФ прямо запрещает сбор, хранение, использование и распространение любой информации о частной жизни лица без его ведома и согласия (ст. 24 Конституции РФ). Федеральным законом от 27.07.

2006 № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» также установлен запрет требовать от гражданина предоставления информации о его частной жизни, в том числе составляющей личную или семейную тайну, и получать подобную информацию помимо его воли (п. 8 ст. 9).

Более того, Уголовный кодекс РФ предусматривает ответственность за незаконный сбор или распространение сведений о частной жизни лица, составляющих его личную или семейную тайну, без его согласия (ст. 137 УК РФ).

С точки зрения практического применения указанных положений ситуация осложняется тем, что как такового законодательного определения понятия «частная жизнь» нет, соответственно, тонкая грань разграничения публичного и частного переходит в разряд субъективной оценки.

В 2012 г. Конституционный суд РФ в Определении от 28.06.

2012 № 1253-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Супруна Михаила Николаевича на нарушение его конституционных прав статьей 137 Уголовного кодекса Российской Федерации» указал, что в понятие «частная жизнь» включается та область жизнедеятельности человека, которая относится к отдельному лицу, касается только его и не подлежит контролю со стороны общества и государства, если носит непротивоправный характер. При этом Конституционный суд РФ подчеркнул, что лишь само лицо вправе определить, какие именно сведения, имеющие отношение к его частной жизни, должны оставаться в тайне, а потому и сбор, хранение, использование, и распространение такой информации, не доверенной никому, не допускаются без согласия данного лица.

Соответственно, любая информация о частной жизни лица, в том числе составляющая его личную и семейную тайну, носит конфиденциальный характер, подлежит правовой охране и относится к сведениям ограниченного доступа. Другими словами, производство аудиозаписи разговора о частной жизни лица без его согласия недопустимо.

Запись разговора может быть допустимым доказательством в трудовом споре

Анализ правоприменительной практики свидетельствует о том, что существуют обстоятельства, позволяющие осуществлять аудиозапись разговоров на законных основаниях. Нетрудно догадаться, что речь идет о тех случаях, когда появляется элемент публичности и записанный разговор выходит за пределы сугубо личных сведений.

Например, выполнение профессиональных обязанностей лицом относится к фактору, допускающему ведение записи его разговоров, целью которых является обсуждение рабочих вопросов и обязанностей.

В этой связи запись разговора сотрудников, сделанная в рабочее время при обсуждении тем, не содержащих информации личного характера, может считаться допустимой и правомерной.

предпосылка законности осуществления аудиозаписи в таком случае заключается в том, чтобы целью записи являлось осуществление контроля за надлежащим выполнением сотрудниками трудовых обязанностей, а не получение сведений личного характера. Представляется, что условие о подобной фиксации содержания беседы работников может быть включено в трудовой договор.

При этом важно подчеркнуть, что полученную информацию работодатели могут использовать лишь для внутренних целей, а также при необходимости использовать в качестве доказательства в случае судебного разбирательства. Работодатели не вправе размещать сведения, полученные в результате аудиозаписи, в интернете или других открытых источниках без согласия своих работников.

Работники, в свою очередь, также могут прибегать к аудиозаписям как доказательствам при рассмотрении судами споров, возникающих из трудовых правоотношений.

Например, по делам о восстановлении на работе, взыскании задолженности по заработной плате, незаконном отказе в приеме на работу.

В таком случае главное — доказать, что полученная запись разговора была произведена исключительно для защиты права и не преследовала своей целью получение информации о работодателе, носящей ограниченный характер.

Наличие договорных отношений позволяет стороне записывать переговоры с другой стороной без предупреждения

К обстоятельствам, допускающим возможность производить звукозапись разговора, также относится наличие между собеседниками коммерческих и договорных отношений (при условии, что информация не подпадает под коммерческую, служебную или иную охраняемую законом тайну). Более того, уведомление и/или получение согласия со стороны собеседника в таком случае вовсе не является обязательным.

На это, в частности, обратил внимание правоприменителей Верховный суд РФ в одном из своих определений.

Так, рассматривая вопрос о том, может ли аудиозапись разговора, полученная без согласия собеседников, являться допустимым доказательством при рассмотрении спора в суде, Верховный суд РФ пришел к выводу, что фиксация лицом, участвующим в разговоре, информации, касающейся договорных отношений между ним и собеседниками, не подпадает под запрет на получение сведений о частной жизни лица, а следовательно, может быть осуществлена без предупреждения (см. Определение Верховного суда РФ от 06.12.2016 № 35-КГ16-18).

В подавляющем большинстве случаев аудиозаписи используются заинтересованными лицами для отстаивания своей позиции в судебном разбирательстве (в контексте статьи речь идет прежде всего о гражданском судопроизводстве).

Процессуальное законодательство относит аудиозаписи к самостоятельным средствам доказывания.

Однако правомерность осуществления звукозаписи еще не означает, что такая запись сможет быть применена в суде в качестве надлежащего доказательства по делу.

При каких условиях суд может признать аудиозапись допустимым доказательством?

Для успешного использования аудиозаписи в судебном процессе в качестве доказательства важно знать о следующих основных условиях:

  • применение записи возможно исключительно для защиты нарушенного или оспариваемого права;

  • осуществление записи лицом, которое заявляет требование о защите нарушенного или оспариваемого права;

  • обоснование необходимости подтверждения тех или иных обстоятельств именно данной записью для правильного разрешения спора;

  • возможность проведения экспертизы в отношении носителя записи в случае необходимости.

Источник: https://www.eg-online.ru/article/347693/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.