Законопроект сизо день

Закон о зачете срока в СИЗО: как он будет работать | ОВД-Инфо

Законопроект сизо день

Владимир Путин подписал закон, который приравнивает один день в СИЗО к полутора в колонии общего режима. От внесения законопроекта до принятия прошло 10 лет. По одной из версий, нововведениям сопротивлялся СКР.

День в СИЗО за полтора в колонии — только одно из нововведений в сфере расчета времени, которое люди проводят за решеткой до приговора.

Разбираем, как новый закон будет работать и кого из политзаключенных он может коснуться.

Условия содержания под стражей не должны быть строже наказания, которое может назначить суд — такова позиция Европейского суда по правам человека. Еще в 2008 году это было указано в пояснительной записке к законопроекту.

В СИЗО более жесткие условия, чем в колонии общего режима или колонии-поселении. В колонии человек много времени проводит на свежем воздухе, может работать, учиться. В СИЗО, не считая короткой прогулки в небольшом дворике, человек находится в замкнутом пространстве.

В соответствии с законодательством, предварительное следствие должно проходить в течение двух месяцев, но есть много возможностей его продлевать — до года и больше. Когда следствие закончено и прокуратура утвердила обвинение, дело передают в суд — он тоже может растянуться на месяцы. Все это время арестованного могут держать в СИЗО.

В пояснительной записке говорится также об «отсутствии в настоящее время возможности» привести условия в СИЗО в соответствие с международными стандартами. Это проблема актуальна и сейчас, так что «льготный» зачет проведенного в СИЗО времени — это и форма компенсации людям за содержание в ненадлежащих условиях.

К чему новый закон приведет?

Покажет только практика. Во ФСИН надеются, что он поможет разгрузить СИЗО, во многих из которых «перелимит» — то есть содержится заключенных больше нормы. Правозащитники надеются, что следователи будут меньше держать людей за решеткой до суда.

Но среди силовиков есть мнение, что, наоборот, многие будут пытаться как можно дольше оставаться в СИЗО: сидеть там придется меньше, чем в колонии общего режима или колонии-поселении. В любом случае, предполагается, что, благодаря новому закону, примерно ста тысячам заключенных уменьшат сроки.

Это главная причина его поддержки со стороны правозащитников.

Кто будет производить перерасчет сроков?

Суды. Направлять материалы в суды обязаны администрации исправительных учреждений. Это стандартная процедура при смягчении законодательства.

Закон обязывает ФСИН пересчитать сроки отбывающим наказание в колониях-поселениях в течение трех месяцев, а в колониях общего режима — в течение шести.

Если суд не уведомили об осужденном, которому должны пересчитать срок наказания, заключенный сам может обратиться в суд.

Как будет происходить зачет проведенного под стражей времени?

Закон предусматривает сложную, но четкую систему зачета времени. Речь идет о перезачете времени, проведенном не только в СИЗО, но и, например, в ИВС до помещения в следственный изолятор.

Один день под стражей будет равен:

  • 3 дням исправительных работ и ограничения по военной службе;
  • 2 дням в колонии-поселении, ограничения свободы, принудительных работ и ареста;
  • 1,5 дням в дисциплинарной воинской части, воспитательной колонии и колонии общего режима;
  • 1 дню в тюрьме, колонии особого или строгого режимов;
  • 8 часам обязательных работ.

В колониях строгого режима и тюрьмах сидят осужденные рецидив, за тяжкие и особо тяжкие преступления, предусматривающие максимальное наказание от десяти лет. В колониях особого режима — осужденные на пожизненное лишение свободы. Правда, за примерное поведение у заключенных даже по особо тяжким статьям есть возможность оказаться в колонии-поселении.

Кому не пересчитают сроки?

  • Осужденным за рецидив преступления;
  • Приговоренным к смертной казни — если исключительную меру заменили на пожизненное заключение или 25 лет лишения свободы. С 1996 года в России действует мораторий на смертную казнь.

Осужденным по статьям:

  • О терроризме, содействии терроризму, призывах к терроризму, прохождении обучения для совершения терактов, участии в террористическом сообществе или организации, акте международного терроризма;
  • О захвате заложника организованной группой, либо повлекшим смерть человека, а также об угоне воздушного судна, сопряженном с террористической деятельностью.
  • О незаконном производстве, сбыте или пересылке наркотиков, а также приобретении, хранении, перевозке, изготовлении, переработке наркотиков в крупном и особо крупном размерах.
  • О хищении или вымогательстве наркотиков
  • О госизмене и шпионаже, посягательстве на жизнь государственного и общественного деятеля, насильственном захвате власти, вооруженном мятеже, а также нападении на лиц и учреждения, пользующихся международной защитой.

Кто из-за нового закона будет сидеть дольше?

Положение некоторых осужденных новый закон ухудшил. Во-первых, он приравнял два дня под домашним арестом к дню нахождения под стражей и лишения свободы. Раньше день под стражей считался за день дома взаперти.

Во-вторых, «время течет» по формуле один к одному для осужденных, попавших в колониях в ШИЗО или помещение камерного типа. Практика показывает, что назначения дисциплинарных взысканий заключенным — которые и приводят в изоляторы — оспорить фактически невозможно.

Есть много примеров, когда заключенным через суд по инициативе тюремщиков ужесточают условия содержания: например, с поселения на общий режим или с общего на строгий. Такие меры применяли к антифашисту Алексею Сутуге, националисту Игорю Стенину и другим политзаключенным.

И это тоже фактически невозможно оспорить. Если раньше это вело к ухудшению условий отсидки, теперь будет вести к тому, что «неугодные» заключенные будут сидеть еще и дольше, чем могли бы.

Кто из политзаключенных освободится раньше?

«Благодаря» приведенным выше исключениям, пересчет срока заключения не коснется фигурантов многих резонансных дел: например, режиссера Олега Сенцова, правозащитника Оюба Титиева (когда и если он будет осужден), фигурантов дела «Сети» (когда и если они будут осуждены) и многих дел против сторонников «Хизб Ут-Тахрир».

Из людей, внесенных в базу политических преследований Politpressing.org, по подсчетам ОВД-Инфо, срок заключения могут сократить примерно полутора десяткам человек.

Среди тех, кто может выйти раньше, — журналист Александр Соколов, националист Дмитрий Демушкин, а также осужденные якобы за применение насилия к правоохранителям в Москве на несогласованной акции 26 марта 2017 года.

Источник: https://ovdinfo.org/articles/2018/07/07/zakon-o-zachete-sroka-v-sizo-kak-budet-rabotat

День в СИЗО за полтора – но оправдательных приговоров больше не станет

Законопроект сизо день

Государственная дума одобрила законопроект о новом порядке зачета дней в СИЗО в срок лишения свободы.

Теперь при отбывании наказания в исправительной колонии общего режима и воспитательной колонии предлагается засчитывать один день, проведенный в следственном изоляторе, за полтора дня, а в колонии-поселении – за два.

Политолог Екатерина Шульман – о том, почему этот закон важен не только для осужденных, но для всего российского общества.

Екатерина Шульман

Этот законопроект был внесен еще 20 июня 2008 года, то есть он в Думе находится ровно 10 лет. Глава Комитета по законодательству Павел Владимирович Крашенинников – его основной автор (остальные соавторы – Москалькова, Хинштейн, Шайденко и др. – добавились позже) и тот человек, который прилагал все возможные, но до последнего момента безрезультатные усилия, чтобы этот проект продвинуть.

Интересно, что первоначальный отзыв правительства на проект в 2008 году был положительным: правительство предлагало принять его в первом чтении с незначительными поправками во втором. Он подписан Сергеем Собяниным – руководителем аппарата правительства при Путине-премьере.

Тем не менее, до первого чтения проект добрался только в феврале 2015 года, а ко второму никак не мог подойти из-за сопротивления правоохранительного сообщества. Теперь они одобрен во втором, решающем чтении, сохранив свою концепцию.

Можно рассчитывать на его окончательное одобрение в третьем чтении в Совете Федерации и у президента в ближайшие недели.

Тем не менее, это всё еще сверхвысокая цифра: из развитых стран по количеству заключенных на душу населения мы уступаем только США.

По расчетам Института проблем правоприменения, при численности населения в 2,4% от общемировой в РФ содержится около 7,5% от общего числа заключенных по всему миру. Сейчас в местах лишения свободы находится 650 тысяч человек, в расчете на 100 тыс.

населения это свыше 460 заключенных. В начале 2000-х эта цифра была еще выше: наш максимум приходится на 1999 год – 1060 тыс. заключенных. Мы нуждаемся в дальнейшем снижении тюремного населения, и применение нового закона должно этому способствовать.

В проекте речь идет о том, что, если назначается наказание, связанное с заключением в тюрьмах и колониях общего режима, в воспитательных колониях, либо обязательные работы и ограничение свободы иного типа, то есть не колонии строго режима, то засчитывается пребывание в СИЗО по формуле «один за полтора» либо «день за два» в зависимости от суровости либо мягкости назначенного наказания. Таким образом человек, который отсидел в СИЗО, сокращает себе срок пребывания в колонии или в тюрьме.

СИЗО, а не тюрьма – основной инструмент репрессий

Это важно. Я сказала, что уменьшается количество людей в тюрьмах, при этом общее число людей, которые подвергаются уголовному преследованию, почти не меняется. То есть тюремное население уменьшается, а население СИЗО не только не уменьшается, а даже в последнее время растет.

Не заключение по решению суда, а предварительное заключение становится главным репрессивным инструментом. На этом этапе происходит основное репрессивное давление, на этом этапе происходит раздевание тех, кто сидит по экономическим статьям, прессинг тех, кто обвиняется по статьям политическим.

При том, что все знают, что приговор будет обвинительным, поскольку оправдательные приговоры у нас фактически запрещены, торговля и давление идет по вопросу о форме наказания, об условиях отсидки, об условиях и сроках пребывания в СИЗО. Получается, СИЗО – это самый тяжелый этап в жизни человека, попавшего под следствие.

Соответственно, сейчас, если и когда этот закон станет применяться, во-первых, выйдет много людей.

По оценкам одного из подписантов проекта Александра Хинштейна, который тогда был депутатом, на свободу может выйти около 100 тысяч человек.

Есть какие-то другие расчеты – например, член СПЧ Андрей Бабушкин называет цифру в 80-90 тыс., но очевидно, что, как ни считай, для многих людей после пересчета выяснится, что они уже отсидели и должны выйти.

В определенной степени это сделает для следствия обращение к суду с просьбой арестовать подозреваемого чуть более рискованным, потому что тогда это уменьшит возможности назначения сроков. Если речь идет не о строгом режиме, а об обычной колонии или тюрьме, им придется вычитать оттуда время, проведенное в СИЗО, с повышающим коэффициентом.

У нас очень любят продлевать это время, люди сидят в СИЗО годами, еще раз повторю, следственный изолятор, а не колония и тюрьма – основной инструмент репрессий.

Если это не терроризм, не шпионаж, не особо тяжкие преступления, то сроки заключения по УК у нас, в общем-то, небольшие – средний срок, назначаемый российским судом, составляет 4 года.

А тут, получается, люди сядут еще на меньшее время, поскольку будет засчитываться время в СИЗО.

С другой стороны, учитывая нежные отношения обвинения и судов, они могут подгонять приговоры под эту норму. То есть там, где раньше давали «по отсиженному» – дают срок, равный тому, который человек провел в СИЗО – придется давать больше в полтора раза, чтобы таким образом добиться того же результата. Но тут суд ограничен возможностями уголовной статьи с ее верхним и нижним пределом.

В любом случае это чрезвычайно позитивная реформа, которая уменьшит наше тюремное население, а его уменьшать нужно очень сильно, потому что люди, отсидевшие в тюрьме, – с большой вероятностью будущие рецидивисты.

Закон не будет относиться к тем, кто сидит за убийство

У нас количество оправдательных приговоров никогда не достигало 1% от общего числа. Это связано с высокой вероятностью того, что в суде высшей инстанции такой приговор будет отменен, как мы видим на примере дела главы карельского «Мемориала» Юрия Дмитриева.

Понятно, почему судьи не выносят оправдательные приговоры – они не хотят портить себе статистику.

Есть и другие причины: кадровый состав судей, их происхождение из секретарей судов либо следственных органов – бывшие прокуроры, следователи, полицейские.

Поэтому я не думаю, что тут ситуация каким-то образом изменится: приговоры все равно будут обвинительными, вопрос в форме и суровости приговоров.

В этом смысле я не думаю, что норма повлияет на систему вообще. Этот закон прежде всего послужит масштабной амнистии, то есть люди выйдут на свободу, и это не те люди, которые сидят за убийства и изнасилования.

Закон не будет относиться к осужденным за терроризм и сидящим в колониях строгого режима – а там сидят за тяжкие и особо тяжкие преступления. Мне не до конца понятно, применима ли новая норма к «народным» статьям – ст.

УК 228 и тем, что вокруг нее, связанным с наркотиками – это около 40% нашего тюремного населения. Если здесь будет какое-то послабление, то это очень сильно оздоровит ситуацию.

В СИЗО должны сидеть те люди, которые обвиняются в насильственном преступлении, все остальные должны ограничиваться в возможностях передвижения иными способами: такими, как залог, электронный браслет, домашний арест, подписка о невыезде. Такие люди не должны для удобства следствия находиться в СИЗО. А они там находятся ровно для этого, это тот аргумент, которым следователи подкрепляют свои обращения к судам: человек может скрыться и помешать следствию.

Так вот, чтобы он не скрылся, его надо лучше сторожить, а чтобы не мешал следствию – лучше вести следствие. Вот, собственно говоря, и все.

Источник: https://www.pravmir.ru/den-v-sizo-za-poltora-no-opravdatelnyih-prigovorov-bolshe-ne-stanet/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.