Залоговый банковский счет

– КПФМ

Залоговый банковский счет

Залоговые Номинальные Счета эскроу

В 2014 году в Гражданском кодексе появились новые разновидности банковских счетов, которые предприятия уже могут использовать в своей хозяйственной деятельности. Речь пойдёт о залоговых счетах, эскроу счетах и номинальных счетах.

Залоговые счета

Они появились в гражданском праве с 1 июля 2014 года. С использованием этого вида счёта (ст. 358.9 – 358.14 ГК РФ) залогодатель может предоставить в залог безналичные денежные средства.

Этот юридический инструмент гарантирует залогодержателю получение преимуществ по отношению к другим кредиторам должника.

Залоговые счета являются новым и весьма удобным средством для обеспечения обязательств.

Залоговый счёт открывается как специальный банковский счёт. Для его открытия предприятие представляет в банк такой же пакет документов, как и для открытия обычного расчётного счета. Об этом говориться в Инструкции Банка России №153-И от 30 мая 2014 года.

Здесь правда есть один нюанс – при открытии счёта в банк необходимо представить информацию о залогодержателе. Для предпринимателей — это не всегда удобно. Ведь при открытии такого счёта предприятие может и не располагать этой информацией, а счёт открывать на будущее, как эффективный залоговый инструмент.

Но самое главное —  Гражданский кодекс ничего подобного не требует от лица, желающего открыть такой счёт. Получается, что Центральный банк России, усиленно внедряя правило для банков «Знай своего клиента» и контролируя соблюдение «антиотмывочного» законодательства, несколько превысил свои полномочия по толкованию ГК РФ.

Его меры неоправданно сузили порядок в открытии и пользовании счетов данного вида. Остаётся только надеяться, что правоприменительная практика всё расставит по своим местам, ведь приоритет Гражданского кодекса перед инструкцией ЦБ очевиден.

Хотя, по началу, банки в первую очередь будут обращать внимание на правила, устанавливаемые их регулятором в лице Центробанка.

Право залога возникнет у залогодержателя с того момента, как должник проинформирует банк о возникновении у кредитора прав залога и предоставит необходимые документы (договор залога) в банк.

Залогодатель сможет свободно использовать средства на этом счёте, как и при использовании обычных расчётных счетов. Но лишь до того момента, пока залогодержатель не посчитает свои права нарушенными, и не отправит соответствующее уведомление о факте нарушения обязательства в банк.

После этого банк сможет исполнять поручения владельца счёта, но при этом необходимо отслеживать, чтобы остаток средств на счёте не стал ниже размера обеспечиваемого обязательства. Интересно, что данная норма (ст.358.

12 ГК) диспозитивна, то есть может в соответствующих пределах меняться по соглашению сторон договора. И возможен предельно жёсткий вариант – расходные операции по этому счёту вообще не могут осуществляться без одобрения залогодержателем.

В определенных случаях этот вариант будет предпочтительнее для залогодержателя, как надёжная гарантия по обеспечению его прав.

Залогодержатель защищён еще и тем, что, согласно закону, банк, в случае нарушения договора о залоговом счёте и необоснованном списании средств с него, несёт солидарную ответственность с должником в пределах необоснованно списанной суммы.

Но самое главное преимущество при использовании этого инструмента по сравнению с иными средствами обеспечения исполнения обязательств – это возможность для кредитора обращения взыскания на имущество должника (а в данном случае это денежные средства) без проведения торгов, в упрощенном порядке. Денежные средства будут просто перечислены на счёт залогодержателя.

Счёт эскроу

Федеральным законом № 379-ФЗ, который начал действовать в 2014 году, были введены два новых договора – договор номинального счёта и счёта эскроу.

По договору счёта эскроу банк открывает специальный счёт для размещения денежных средств, полученных им от владельца счёта (его еще называют депонентом) в целях их передачи другому лицу (бенефициару) при возникновении оснований, предусмотренных договором между банком, депонентом и бенефициаром.

Такие виды счетов давно известны англо-саксонскому праву (англ. Escrow Account). Например, в США их активно используют в торговых операциях, в основном в сфере торговли недвижимостью.

В такой сделке присутствуют три лица: покупатель, продавец и эскроу-агент — банк. Покупатель передаёт банку деньги для размещения на указанном счёте временно, до тех пор, пока продавец выполнит свои обязательства. Например, передаст недвижимость покупателю и копии документов по совершенной сделке в банк. Банк после этого позволит распоряжаться продавцу данными денежными средствами.

Отметим, что, если иное не предусмотрено договором, зачисление на счёт эскроу иных денежных средств, помимо депонируемой суммы, указанной в договоре, не допускается.

Право требовать от банка предоставления сведений, составляющих банковскую тайну, имеют как покупатель (депонент), так и продавец (бенефициар).

Эти счета могут использоваться наравне с другими популярными инструментами расчётов в гражданском обороте – инкассо, аккредитивами, векселями или расчётами с использованием банковских ячеек, и свести к минимуму риски сторон при коммерческой сделке.

Номинальный счёт

Номинальный счёт, согласно Гражданскому кодексу, может открываться владельцу счёта для совершения операций с денежными средствами, права на которые принадлежат другому лицу — бенефициару. В данном случае владельцем счёта может быть доверительный управляющий, нотариус, поверенный, агент.

Для того, чтобы открыть такой счёт владельцу счёта придётся раскрыть бенефициара – это является существенным условием договора номинального счёта.

При открытии данного вида счёта возможно присутствие в банке, как владельца счёта, так и владельца совместно с бенефициаром.

Договором номинального счёта может быть возложена обязанность на банк по соблюдению целевого расходования средств владельцем счёта исключительно в интересах бенефициара.

На одном номинальном счёте могут находиться денежные средства, принадлежащие нескольким бенефициарам. Естественно, в зависимости от условий договора, банк или владелец счёта обязаны обеспечить раздельный учёт средств, принадлежащих разным лицам.

Основное экономическое преимущество при использовании номинальных счетов – это возможность отграничить денежные средства агента или иных посредников от средств бенефициара, что позволяет защитить денежные средства бенефициара от рисков некредитоспособности или недобросовестности такого посредника.

Также этот инструмент позволяет заменить схему с банковской ячейкой при сделках с недвижимостью и ввести новый, удобный и надёжный механизм расчётов.

Любое использование материалов только при наличии гиперссылки на kpfm.ru

Источник: http://kpfm.ru/publikacii/blog/novye-vidy-schetov-v-predprinimatelskoy-deyatelnosti/

Залоговый счет – новый вид банковских счетов? (Д.А. Румянцева, журнал

Залоговый банковский счет

Залоговый счет – новый вид банковских счетов?

Д.А. Румянцева,

юрист коммерческого банка (Москва)

Журнал “Российский юридический журнал”, N 2, март-апрель 2017 г., с. 160-163.

Федеральным законом от 21 декабря 2013 г.

N 367-ФЗ “О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации и признании утратившими силу отдельных законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации”*(1) в Гражданский кодекс РФ введено понятие залогового счета, которое было призвано внести ясность в отношения, связанные с залогом прав по договору банковского счета или вклада, но на практике привело к еще большей неразберихе. Пожалуй, ни одно из нововведений реформы гражданского законодательства, проводимой в последние годы, не вызывает столько вопросов, как институт залогового счета. Совершенно очевидно, что положения ГК о залоговом счете далеки от идеала.

Попытаемся разобраться, какие именно обстоятельства препятствуют пониманию природы залогового счета и формированию целостной картины его функционирования, а также его распространению в практике банков и иных участников оборота.

Казалось бы, сама идея залогового счета неплоха: денежные средства, права требования в отношении которых переданы в залог, обособляются на залоговом счете; имеются гарантии защиты интересов залогодержателя: есть ограничения (которые не предусматриваются при использовании обычного расчетного счета или вклада) на списание денежных средств по требованиям иных лиц и по распоряжениям самого залогодателя; банк, являющийся независимым от сторон договора залога лицом или залогодержателем, контролирует расходование средств с залогового счета. Но благоприятное впечатление испаряется после первого же внимательного прочтения ст. 358.9-358.14 ГК.

Во-первых, нормы о залоговом счете помещены в разделе “Залог”, а не в разделе о банковском счете, при этом правила гл. 45 ГК применяются к залоговому счету в части, не противоречащей нормам о залоге прав по банковскому счету, содержащимся в гл. 23 ГК (п. 7 ст. 358.9).

Возникает закономерный вопрос: залоговый счет – это отдельный вид банковского счета или особый статус (режим) любого (некоторых) из видов счетов, открываемых банком клиенту в соответствии с положениями гл.

44-45 ГК? От ответа на данный вопрос зависит и решение других, сугубо практических, вопросов: необходимо ли открывать счет изначально как залоговый либо можно придать статус (режим) залогового любому счету, права по которому передаются в залог; может ли залоговый счет существовать и функционировать сам по себе, без парного ему основного счета?

Как известно, ГК не содержит такого термина, как “виды банковских счетов”, или аналогичного ему; при этом в гл. 45 ГК упоминаются корреспондентские счета и субсчета, номинальные счета, счета эскроу (впрочем, они не названы разновидностями банковского счета). Одновременно в инструкции Банка России от 30 мая 2014 г.

N 153-И “Об открытии и закрытии банковских счетов, счетов по вкладам (депозитам), депозитных счетов”*(2) (далее – Инструкция) есть раздел “Виды счетов”, согласно которому к видам счетов относятся текущие, расчетные, бюджетные, корреспондентские счета, корреспондентские субсчета, счета доверительного управления, специальные банковские счета, депозитные счета судов, подразделений службы судебных приставов, правоохранительных органов, нотариусов, счета по вкладам (депозитам).

Как видим, залоговый счет прямо не поименован ни в гл. 45 ГК, ни в Инструкции.

Можно было бы предположить, что это всего лишь специфический статус счета, возникающий при определенных обстоятельствах, а именно при залоге прав требований по соответствующему банковскому счету (вкладу).

Иными словами, при заключении договора залога прав по обычному расчетному счету или счету по вкладу этот счет одновременно становится залоговым.

Интересно в этом контексте рассмотреть дело, истцом по которому выступило ООО “Смидовичское дорожное управление”, а ответчиками – Федеральная служба судебных приставов и Банк “ВТБ 24” (см. постановление Шестого арбитражного апелляционного суда по делу N 06АП-4562/2015, постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа N Ф03-5604/2015*(3)).

Истец открыл вклад в банке, после чего права требования в отношении этого вклада были переданы в залог тому же банку (договор залога заключен после 1 июля 2014 г., т.е. после вступления в силу норм ГК о залоговом счете). Позднее на основании постановления судебного пристава-исполнителя с указанного счета по вкладу были списаны денежные средства в пользу третьего лица.

В обоснование своих требований о возмещении убытков, причиненных неправомерным списанием средств со счета по вкладу, истец, в частности, ссылался на то, что в силу ст. 358.9, 358.11 ГК данный счет приобрел статус залогового и, следовательно, на него распространяются ограничения по списанию денежных средств в рамках исполнительного производства, предусмотренные ст. 72.

1 Федерального закона от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ “Об исполнительном производстве”*(4).

Суды первой и апелляционной инстанций согласились с тем, что счет по вкладу трансформировался в залоговый в связи с заключением договора залога прав требований по нему.

Однако Арбитражный суд округа занял иную позицию, указав, что установление залога в отношении прав требований по договору банковского вклада “не изменило само по себе статус счета/вклада – он, вопреки выводам судебных инстанций, не стал залоговым”. По мнению кассационной инстанции, основанному на толковании п. 7 ст. 358.

9 ГК, залоговый счет все-таки является одним из видов банковских счетов, который может сопутствовать основному счету. При этом суд высказал следующую мысль: “Залог прав по договору банковского счета/вклада может иметь место лишь в случае создания специального залогового актива – залогового (банковского) счета.

Денежные средства на указанном счете будут являться предметом требования в рамках этой разновидности залога. При этом залоговый счет может сопутствовать соответствующему счету, и на нем будут отражаться суммы денежных средств, права по которым заложены”.

На наш взгляд, данная позиция более обоснованна с точки зрения законодательства, поскольку Арбитражный суд округа исходил из буквального толкования норм о залоге прав по договору банковского счета. И становится ясно, что залоговый счет – это все-таки самостоятельный счет, не тождественный основному.

Так, уже в п. 1 ст. 358.9 ГК сказано, что права по договору банковского счета могут быть заложены при условии открытия клиенту залогового счета.

При этом законодатель не указывает, что залог возможен по залоговому счету, судя по всему, речь идет о залоге по обычному (основному) счету, но при условии открытия сопутствующего ему залогового.

Иными словами, для возникновения залога прав требований по договору банковского счета у клиента должно быть два счета: основной и залоговый. С учетом того что залоговый счет также в определенной степени регулируется нормами гл. 45 ГК, он все-таки является отдельным видом счетов.

Таким образом, залоговый счет открывается изначально как залоговый, а не становится таковым в результате трансформации основного счета; он может сопутствовать основному счету и при этом обладает специфическим режимом (в части проведения расходных операций). Соответственно залоговый счет является отдельным видом банковских счетов и в классификации Инструкции, по-видимому, должен быть отнесен к специальным счетам.

Хотя версия о том, что для возникновения залога необходимы и основной счет, и отдельный от него залоговый, представляется более обоснованной с точки зрения законодательства, для целей экономики и выполнения требований оборота она неприемлема.

Она фактически сводит на нет возможность залога по работающим расчетным счетам (что могло бы в первую очередь заинтересовать кредиторов), которая предусмотрена, например, в некоторых европейских странах, а также порождает массу практических вопросов.

Более того, целесообразность параллельного существования основного и залогового счетов в принципе вызывает сомнения.

Кроме того, неясно: если в любом случае нужно открывать отдельный залоговый счет (т.е.

нельзя имеющемуся счету придать статус залогового), должны ли денежные средства (особенно если речь идет о залоге в отношении твердой суммы) физически перечисляться на этот счет или они остаются на основном счете, а залоговый открывается лишь для ведения учета заложенных средств либо лишь для обращения взыскания на заложенные права требования (возможно, этим и обосновывается необходимость сосуществования основного и залогового счетов)? То, что обращение взыскания на права требования производится через залоговый счет, не вызывает сомнения в силу ст. 358.14 ГК. Но должны ли денежные средства находиться на залоговом счете до возникновения оснований для обращения взыскания или до начала процедуры обращения взыскания на заложенные права требования? На этот вопрос ГК не дает однозначного и прямого ответа.

Из буквального толкования норм ст. 358.9-358.14 ГК не следует обязательности перечисления денежных средств на залоговый счет. Тем не менее исходя из норм п. 4 ст. 358.9, пп. 1, 2 ст. 358.

12 можно сделать вывод, что денежные средства, права в отношении которых передаются в залог, все-таки должны физически перечисляться на залоговый счет: либо твердая сумма в установленный договором залога срок перечисляется на залоговый счет залогодателем, либо на него должны зачисляться, например, платежи, причитающиеся залогодателю и указанные в договоре залога. В ином случае цель открытия залогового счета, в том числе с точки зрения защиты интересов кредитора, непонятна.

Вместе с тем подобный подход не проясняет судьбу банковского вклада при перечислении с него денег на залоговый счет (если в залог передаются права требования по договору банковского вклада). В этой ситуации залог прав по депозиту вообще теряет свой смысл, если, например, договор банковского вклада не предполагает совершения расходно-приходных операций в течение срока вклада.

И снова мы возвращаемся к вопросу о необходимости параллельного существования залогового и основного счета.

По какому счету в итоге закладываются права (требования) – по основному или по залоговому? Если по залоговому, то для чего нужен основной счет? А если по основному, то каким образом это обеспечивает интересы залогодержателя? На наш взгляд, анализ включенных в ГК норм о залоговом счете позволяет предположить, что заложенными считаются права требования все-таки по залоговому счету и существование основного счета (по отношению к залоговому) ничем не оправдано и необязательно.

Как было показано, пока конструкция залогового счета в ее нынешнем виде вызывает лишь вопросы. Причем в статье были обозначены лишь некоторые из них.

Рассмотренные недостатки норм ГК о залоговом счете указывают на их непроработанность, неудобство их применения именно в рамках залога прав по договору банковского счета, хотя данное назначение их использования является основным.

Это свидетельствует и о низком качестве законотворчества, и об отсутствии у законодателя понимания сферы применения данного института и особенностей регулирования смежных отношений.

По причине указанных недостатков правового регулирования залог прав (требований) по депозиту стал для кредитора еще более рискованным способом обеспечения исполнения обязательств, чем до принятия соответствующих поправок в ГК.

В условиях правовой неопределенности и отсутствия сложившейся судебной практики (особенно на уровне высших судебных инстанций), которая хотя бы отчасти могла бы сгладить огрехи формулировок, включенных в ГК, повышаются риски банков как наиболее распространенных субъектов залоговых правоотношений, что препятствует практическому распространению залоговых счетов.

Очевидно, что блок норм ГК о залоговом счете требует серьезной переработки, в рамках которой необходимо, как минимум:

рассмотреть вопрос о переносе данной группы норм в главу, посвященную банковскому счету (оставив в гл. 23 лишь те положения, которые касаются непосредственно залога);

уточнить режим данного счета в части хранения на нем в период действия залога денежных средств, права в отношении которых находятся в залоге, либо пояснить, что в залог могут передаваться лишь права по залоговому счету;

указать особенности передачи в залог прав требований по договору банковского вклада.

Список литературы

О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации и признании утратившими силу отдельных законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации: Федеральный закон от 21 декабря 2013 г. N 367-ФЗ // СЗ РФ. 2013. N 51. ст. 6687.

Об исполнительном производстве: Федеральный закон от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ // СЗ РФ. 2007. N 41. ст. 4849.

Об открытии и закрытии банковских счетов, счетов по вкладам (депозитам), депозитных счетов: инструкция Банка России от 30 мая 2014 г. N 153-И // Вестн. Банка России. 2014. N 60.

————————————————————————-

*(1) СЗ РФ. 2013. N 51. ст. 6687.

*(2) Вестн. Банка России. 2014. N 60.

*(3) По сути, на момент написания статьи это единственное дело, в котором поднимались вопросы правовой природы залогового счета.

*(4) СЗ РФ. 2007. N 41. ст. 4849.

Источник: https://base.garant.ru/55888961/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.