Залоговый кредитор не включился в реестр

В каких случаях банк может потерять залог автомобиля: разъяснение верховного суда

Залоговый кредитор не включился в реестр

Прошлый год, несмотря на трудную экономическую ситуацию в стране и продолжающееся уже несколько лет подряд падение реально располагаемых доходов населения, стал рекордным по объему автокредитования.

По данным Автостата, в 2018 году число покупок в кредит новых автомобилей вернулось на уровень 2014 года. К сожалению, это не говорит о реальном восстановлении платежеспособности населения. Увы, многие граждане России финансово неграмотны и, несмотря на риски, охотно залезают в кредит.

И это с учетом того, что жизнь в стране дорожает, а доходы практически стоят на месте.

В итоге многие люди сталкиваются с финансовыми проблемами по оплате кредитов. Особенно остро стоит вопрос просрочки по автокредитам. И самое рискованное для заемщика – это потеря автомобиля, который, как правило, выступает по автокредиту в качестве залога.

Смысл здесь простой: перестал выплачивать кредит – банк вправе взыскать залог, выставив его на торги. Но, оказывается, не всегда банки могут обратить на залог взыскание. Есть случаи, когда банк может на вполне законных основаниях потерять залоговый автомобиль.

Вот пример судебного спора, точку которого поставил Верховный суд РФ

Предпринимательница взяла в банке кредит, за который поручилась некая компания. В качестве обеспечения по кредиту компания заключила с банком договор залога на внедорожник Toyota Land Cruiser 200. 

Спустя несколько лет предпринимательница и компания-поручитель обанкротились. При этом автомобиль был продан другому владельцу. 

Естественно, банк-кредитор, не получивший назад долг, подал иск на взыскание залога для последующей реализации внедорожника с открытых торгов. 

Как выяснил Верховный суд, автомобиль оказался у физического лица, которое было осведомлено перед покупкой, что внедорожник находится в залоге (информация о движимом залоге на момент отчуждения авто имелась в нотариальном реестре залогов). 

Тем не менее, несмотря на то, что покупатель не предпринял всех возможных предусмотрительных мер и, по сути, не может являться добросовестным приобретателем транспортного средства, экономколлегия Верховного суда отказала банку во взыскание залога и продажи его с торгов. Вот как рассуждали судьи.

Индивидуальная предпринимательница взяла в 2013 году в банке «Уралсиб» кредит. За кредит поручилась компания, предоставив в залог внедорожник и другое имущество. В 2015 году автомобиль был продан третьему лицу. В 2016 году ипешница и компания-поручитель начали процедуру банкротства. В начале 2017 года банк включился в список кредиторов предпринимательницы.

Но из-за того что автомобиль на этот момент принадлежал другому лицу, банк не смог встать в реестр как залоговый кредитор.

В конце января 2017 года ипешницу признали банкротом и освободили от всех обязательств.

В середине 2017 года банк «Уралсиб» подал иск к конечному владельцу залогового внедорожника с требованием взыскать залог, продав его с торгов, для покрытия долгов обанкротившейся предпринимательницы. 

Последний автовладелец не согласился с иском, заявив, что банк пропустил законные сроки включения в реестр в качестве залогового кредитора, что, соответственно, ведет к потере залога. 
Смотрите такжеКак автокредит делает людей рабами

Несколько инстанций встали на сторону банка, посчитав, что раз банк включался в процессе банкротства не только в реестр кредиторов предпринимательницы, но и предъявил требования компании-поручителю, то, значит, банк не пропустил сроки на включение кредиторов в реестр, открываемый при банкротстве как юрлиц, так и физлиц. 

Но Верховный суд посчитал что банк потерял право на залог по двум причинам. 

Залоговое обязательство по своей природе самостоятельно и не зависит от других обеспечительных сделок. Соблюдение срока по поручительству не означает, что залог сохраняется. Коллегия Верховного суда напомнила, что залоговый автомобиль обеспечивал кредитные обязательства предпринимательницы, а не компании, которая за нее поручилась. 

В том числе ВС РФ отметил, что залог прекратил свое действие не только потому, что банк не встал в установленный законом срок в реестр залоговых кредиторов предпринимательницы (2 мес.), но и так как истек срок договора залога. Дело в том, что в нем не было указано время действия.

В соответствии с законодательством в этом случае срок действия составляет один год с момента, когда должник должен был исполнить все обязательства по кредиту.

 По мнению экономколлегии ВС РФ, так как индивидуальная предпринимательница была признана несостоятельной еще в 2016 году (в момент подачи заявления о банкротстве), то банк, подав иск в 2018 году, уже упустил все сроки. 

В итоге Верховный суд отменил постановление нижестоящих судов, которые вынесли решения в пользу банка, обязывавшие приставам изъять у последнего владельца автомобиль с последующей его продажей с торгов, так как это нарушает закон о банкротстве, в рамках которого индивидуальная предпринимательница была признана банкротом. 

Этот пример наглядно показывает, как залог может прекратить свое действие на вполне законных основаниях, если кредитор не вовремя включился в реестр залоговых кредиторов. 

Ну а тем покупателям подержанных автомобилей, которые не хотят потрепать себе нервы, как конечный владелец внедорожника в нашем примере, советуем перед приобретением машины на вторичном рынке брать у нотариуса нотариально заверенную выписку об отсутствии в реестре залогов приобретаемого транспортного средства. В этом случае никакой кредитор уже не сможет потребовать изъять из вашего владения автомобиль, так как кредиторы обязаны подавать при оформлении залога по кредиту сведения в этот реестр.

В противном случае автовладелец, купивший автомобиль, отсутствующий в реестре залогов, считается добросовестными приобретателем. Также любой желающий может пробить автомобиль в реестре залогов онлайн. Это можно сделать здесь. (Ссылка на реестр залогов). Но мы все же советуем покупателям б/у автомобилей брать нотариально заверенную выписку из реестра. 

История данного дела

Решение Верховного Суда, о прекращении залога автомобиля

Источник: https://1gai.ru/baza-znaniy/523066-prodal-kreditnyj-avtomobil-perestal-platit-po-kreditu-nichego-nikomu-ne-dolzhen-jeto-kak.html

Дело о забывчивом банке: может ли залог сохраниться после завершения процедуры банкротства залогодателя?

Залоговый кредитор не включился в реестр

На днях меня попросили прокомментировать одно крайне любопытное дело (А53-13780/2015), которое было рассмотрено на прошлой неделе в Верховном суде  (https://legal.report/article/23052016/vs-ispravil-neozhidannuyu-oshibku).

На рассмотрение коллегии был поставлен интереснейший вопрос: что произойдет с залогом, если залогодержатель не стал включаться в реестр требований кредиторов залогодателя, не являющегося должником по основному обязательству? Может ли он в таком случае последовать за вещью?

Напрашивается ответ, что, нет, залог прекращается, он не должен сохраняться. Но все ли так просто, как кажется?

1. Фабула дела.

Фабула дела такова. Банк выдал кредит ИП Руденко на личные нужды под залог принадлежащей тому квартиры.

Вскоре ИП обанкротился, однако банк не стал включаться в реестр его кредиторов, воспользовавшись опцией, предусмотренной п. 18 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.07.2009 N 58 (которая позволяет сохранить залог и обеспеченное обязательство даже после прекращения статуса ИП в процедуре банкротства).

Руководствуясь этим пунктом, конкурсный управляющий ИП продал эту квартиру на торгах с сохранением обременения.

Спустя какое-то время, новый залогодатель (уже юридическое лицо) тоже впал в банкротство, в его отношении было введено конкурсное производство. Однако банк снова не стал включаться в реестр кредиторов.

Квартира была продана на торгах, при этом оговорки о сохранения обременения условия проведения торгов не содержали.

После этого новый собственник (ИП Яровой) обратился в суд с иском о признании ипотеки в пользу банка отсутствующей.

2. Позиции.

Итак, на чем же основывал свои требования ИП Яровой?

Он ссылался на положения Закона о банкротстве (ст. п. 5 ст. 18 Закона о банкротстве), в которых говорится о том, что при реализации предмета залога в рамках процедуры банкротства, залог прекращается. Дополнительно он также указывал на то, что условия проведения торгов не содержали оговорки о сохранении ипотеки.

Поэтому, раз уж он приобрел квартиру на торгах, проведенных в рамках конкурсного производства, то и залог, ее обременяющий, прекратился.

Банк же апеллировал к тому, что ст. 352 ГК РФ не предусматривает прекращения залога в случае, если залогодержатель не станет включаться в реестр требований кредиторов залогодателя. Поэтому и нет оснований говорить о прекращении ипотеки. Дополнительно Банк ссылался на все тот же п. 18 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.07.2009 N 58.

Первая и апелляционная инстанция согласились с мнением ИП Ярового и иск удовлетворили. Однако Кассация встала на сторону Банка и акты первой и апелляционной инстанции отменила. В конечном итоге, дело попало на рассмотрение экономической коллегии ВС РФ.

3. Не все так просто, как кажется.

На первый взгляд, может показаться, что дело простое и для его решения достаточно сослаться на положения закона о банкротства (п. 5 ст. 18 Закона о банкротстве), на которые, собственно, и ссылался истец.

Что же тогда смутило кассацию и побудило отменить решения нижестоящих судов?

Действительно, в данных нормах идет речь о том, что реализация предмета залога в деле о банкротстве этот залог прекращает. Вот только эти нормы касаются случаев, когда имущество продается в рамках дела о банкротстве по требованиям залогодержателя:

«Продажа заложенного имущества в соответствии с настоящей статьей влечет за собой прекращение залога в отношении конкурсного кредитора, по требованию которого обращено взыскание на предмет залога».

Логика этой нормы проста: предмет залога продан, залогодержатель свое  право реализовал и  получил за счет денег от продажи удовлетворение своих требований (хотя бы части). Поэтому и нет оснований для сохранения залога.

Но в отношении случаев, когда на заложенное имущество обращают взыскания не залоговые кредиторы, отсутствуют какие-либо указания законодателя. Видимо это и смутило суд кассационной инстанции.

Можно ли применять положения п. 5 ст. 18 Закона о банкротстве к случаям, когда взыскание производиться не по требованиям залогодержателя? Ведь свое право залоговый кредитор не реализовал и удовлетворения за счет имущества не получил.

В связи с этим, появляются сомнения, а должен ли залог быть прекращен. По крайней мере, правовая возможность для такого толкования есть: залог следует вещи, а ее продажа автоматически его не прекращает.

Более того, а есть ли вообще у залогодержателя обязанность непременно обращать взыскание на заложенное имущество?

С одной стороны, ст. 63 Закона о банкротстве  говорит, о том, что все требования к должнику могут быть предъявлены только в рамках этой процедуры.

Это в действительности так. Вот только нигде не закреплена и обязанность залогодержателя обращать взыскание на заложенное имущество. Это его право, и он по своему усмотрению им пользуется или нет (по крайней мере, это следует из ст. 9 ГК РФ)

Таким образом, к сожалению, ни закон, ни разъяснения пленумов ВС РФ и ВАС РФ не дают никаких четких указаний, что делать суду в данной ситуации.

А, значит, вопрос о том, насколько расширительно следует толковать п. 5 ст. 18 Закона о банкротстве: как предполагающего прекращение залога в любом случае или только в случае реализации по требованиям залогового кредитора оказался исключительно на усмотрение судов.

4. Кого должно защищать право?

Как же тогда решить этот спор? Какое толкование следовало выбрать суду?

На мой взгляд, при решении данной проблемы ключевым должен стать вопрос о том, кого же должно поощрять право: активного кредитора, который стремится максимально защитить свое право, или кредитора пассивного, ничего не предпринимающего для этого.

В данном деле, по сути, решается вопрос, какую модель поведения залогового кредитора считает заслуживающей поощрения правоприменитель: «активную» и «пассивную».

(1) «Активная» состоит в том, чтобы включаться в дело о банкротстве и пытаться максимально быстро и эффективно получить удовлетворение своих требований за счет продажи этого имущества.

В таком случае и кредитор максимально быстро получил бы удовлетворение и имущество, очищенное от залога, снова могло активно участвовать в обороте.

К выбору такой модели поведения будет подталкивать толкование норм, которые предполагают прекращение залога в ситуации, когда залогодержатель не включился в реестр требований кредиторов. Тогда кредитор будет понимать, что выжидать не имеет смысла и необходимо активно предпринимать действия для обращения взыскания на залог.

(2) «Пассивная», наоборот, предполагает отказ от включения в реестр и сохранение залога на вещи на неопределенный срок.

В таком случае кредитор оставляет за собой право решить, когда обращать взыскание на имущество, но при этом это имущество на неопределенный срок как бы выпадает из оборота (много ли найдется желающих купить имущество обремененное таким залогом?)

К выбору такой модели, очевидно, будет подталкивать толкование, предполагающее сохранение залога.

По моему мнению, право должно стимулировать активность у участников оборота и стремление защищать свои права максимально эффективно, в данном случае – включаться в реестр требований кредиторов залогодателя.

Именно это заставит залогодателя действовать максимально разумно и осмотрительно.

Выбор же пассивной модели поведения ни к чему хорошему не приведет, мало того, что заложенное имущество на неопределенный срок «выпадает» из оборота, так еще такой подход потворствует неразумному и неосмотрительному поведению, чего, разумеется, быть не должно.

Поэтому, на мой взгляд, все же следует говорить о том, что если залогодержатель не включится в реестр требований кредиторов залогодателя, то залог в его пользу прекращается и покупатель этого имущества должен получить свободное от любых обременений имущество.

Хочется верить, что именно этим, а не просто формализмом, руководствовался ВС РФ, отменяя Постановление кассации и оставляя в силе решения судов первой и апелляционной инстанций.

P.S. Уже после завершения работы над этим текстом опубликовали само Определение ВС РФ (текст прикладываю). Несмотря на то, что без занимательного формализма в нем не обошлось, ВС РФ все же попытался объяснить, почему же залог прекратился, что не может не радовать.

В частности, ВС РФ высказал идею, что специальные правила включения в реестр требований кредиторов созданы не просто так, а именно с целью стимулировать кредиторов к активной защите своего нарушенного права:

«Действующее нормативное регулирование частно-правовых отношений исходит из того, что граждане и юридические лица по своему усмотрению осуществляют принадлежащие им гражданские права (пункт 1 статьи 9 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Развивая указанный принцип применительно к отношениям несостоятельности, законодатель установил в Законе о банкротстве положения, направленные на стимулирование конкурсных кредиторов к скорейшему заявлению своих требований в деле о банкротстве должника (статьи 71 и 100 Закона о банкротстве)».

А в случае, если кредитор ведет себя пассивно и за защитой права не обращается, то он ее и не заслуживает, что следует из общей канвы банкротного законодательства.

Именно этим  и объясняет ВС РФ применения п. 5 ст. 18 Закона о банкротстве в данном деле и дает сигнал всем участникам оборота: активный кредитор = защищенный кредитор, а если ты не хочешь предпринимать активных действий для защиты своего права, то будь готов к неблагоприятным для себя последствиям.

Источник: https://zakon.ru/blog/2016/05/31/delo_o_zabyvchivom_banke_mozhet_li_zalog_sohranitsya_posle_zaversheniya_procedury_bankrotstva_zalogo

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.